Позвоните нам: +7 (499) 753 65 13 | info@natamac.ru |

Андрей Шелковый: «Проблема фальсификата и контрафакта – одна из самых острых для наших производителей строительных материалов»

Андрей Шелковый: «Проблема фальсификата и контрафакта – одна из самых острых для наших производителей строительных материалов»

Как выстроить горизонтальные связи между производителями стройматериалов, как выстроить вертикальные отношения между компаниями и ведомствами, отвечающими за этот сектор экономики. Пока вопросов, пожалуй, больше, чем внятных ответов. Но они ищутся, в том числе и сегодняшним нашим собеседником исполнительным директором Национального объединения производителей строительных материалов Андреем Шелковым.

– Андрей Николаевич, какое количество членов в вашем объединении на сегодняшний день?

– Если посмотреть по количеству членов, оно может показаться не таким большим – это порядка 30 человек. Но у нас более трети объединения составляют профильные ассоциации и союзы производителей по определенным сегментам рынка строительных материалов, по видам продукции: Национальный кровельный союз, Союз производителей сухих строительных смесей, Ассоциация производителей керамических материалов и другие. Эти организации объединяют профильные производства от 50 до 100 предприятий в среднем. Такая конструкция наиболее эффективна с точки зрения работы и взаимодействия с производителями, потому что эти профильные союзы и объединения представляют уже консолидированную позицию организаций, которые в них входят.

– Бытует мнение, что изначально не стояла задача при организации объединения соединить большое количество производителей. В него вошла так называемая элита.

– Задача объединить все предприятия в одну ассоциацию, конечно же, не стояла. Стояла задача – сформировать объединение, которое бы действительно представляло объединенную позицию отрасли. Но при этом мы работаем и с проблемами отдельно взятых предприятий. Единственный момент: мы не лоббируем интересы конкретных производителей, между ними должна сохраняться конкуренция.

– Случаются ли конфликты интересов?

– Да, и здесь нам очень помогает тот факт, о котором я упоминал выше. Объединения и союзы, которые входят в состав нашей Ассоциации, представляют единую, уже сформированную позицию своих членов.

– Площадка на вашем сайте для внесения обсуждения предложений участников рынка – это реально работающая площадка? Есть какие-то такие предложения, которые были высказаны там, и потом объединение их обсуждало, принимало по ним решения?

– Площадку мы запустили совсем недавно, поэтому она еще не набрала нужных оборотов, и сейчас мы активно работаем в этом направлении. Запускали ее для того, чтобы иметь возможность в онлайн режиме получать обратную связь, в том числе, по проблемным вопросам. Это неофициальная площадка для обсуждения проектов нормативных документов. Здесь могут рассматриваться вопросы, связанные с формированием определенных инициатив. Первым таким предложением как раз стал проект технического регламента о безопасности строительной продукции, который был разработан на базе нашей Ассоциации и запущен на публичное обсуждение в июле этого года.

Помимо этого, мы также активно сотрудничаем с Российским союзом строителей, на площадке которого формировались предложения для национального проекта в сфере жилья и городской среды, инициированного майским указом Президента РФ. Вместе с ведущими экспертами отрасли мы подготовили ряд предложений, которые затем направили заместителю председателя Правительства РФ Виталию Мутко и министру строительства и ЖКХ РФ Владимиру Якушеву.

– Вопрос, который волнует очень многих производителей строительных материалов: на рынке много материалов, которые не соответствуют стандартам безопасности. Многие говорят о том, что нужно сертифицировать всю строительную продукцию. Некоторые идут еще дальше, предлагают сертифицировать само производство. Как вы смотрите на эту проблему? Невозможно же все зарегулировать.

– Проблема фальсификата и контрафакта – одна из самых острых для наших производителей строительных материалов. Причем ее критичность серьезно разнится от вида продукции. Есть группы материалов, где доля фальсификата достигает 60-70% в некоторых регионах. Это, например, сухие строительные смеси, радиаторы отопления. Это наносит прямой финансовый ущерб добросовестным производителям, которые работают по соответствующим стандартам. Возникла в определенной степени уникальная ситуация, когда сами производители выходят на нас, пишут обращения в Минпромторг России с просьбой ввести для них обязательное подтверждение соответствия. То есть, по сути, просят, чтобы на их продукцию распространили дополнительные контрольные требования, потому что другого варианта борьбы с фальсификатом не видят.

Сейчас привлечь производителя к ответственности за то, что у него заявлены одни характеристики материала, а по факту оказываются другие, практически невозможно. С 2010-2012 года идет работа с Минстроем России по принятию единого регламента таможенного союза ЕАЭС о безопасности зданий и сооружений, который включает в себя и блок стройматериалов. В Минстрое России говорят, что все позиции согласованы, но для принятия регламента необходимо внести изменения в союзный договор. По оценкам экспертов, это займет в лучшем случае 2-3 года. Мы же предлагаем сейчас принять национальный технический регламент о безопасности строительной продукции. Причем эта позиция не конфликтует с необходимостью принятия регламента единого таможенного союза, а позволит даже ускорить этот процесс. У наших соседей по ЕАЭС – Казахстана, Белоруссии, уже действуют национальные регламенты. Они уже прошли этот путь, набили все шишки, которые есть, а мы в силу отсутствия практического опыта здесь находимся в проигрышной позиции.

Весной этого года на площадке Ассоциации НОПСМ была организована экспертная рабочая группа, которая разработала проект технического регламента «О безопасности строительной продукции». Сейчас идет сбор замечаний и предложений по его корректировке от отраслевого сообщества. Определен срок до 1 сентября, после этого мы подготовим итоговый документ и направим его на рассмотрение в Правительство РФ.

Хочу выделить в нем один немаловажный аспект: строительные материалы не существуют сами по себе, они составляют конструктив объектов капитального строительства. Ключевой момент здесь заключается в том, что в зависимости от целевого назначения использования этих материалов зависит и безопасность здания. Один и тот же материал можно использовать для одних объектов, но недопустимо для других, хотя по своим техническим характеристикам они могут совпадать.

Сейчас есть временный механизм – это 982 постановление Правительства РФ, которое определяет перечень материалов, подлежащих обязательному подтверждению соответствия. С 2016 года в него внесен цемент. В этом году уже вступили в силу обязательные требования к радиаторам отопления, и в декабре обязательное подтверждение соответствия в виде декларирования будет применяться к сухим строительным смесям и теплоизоляционным материалам. Сейчас в НТС при Минпромторге России этот вопрос обсуждается. Речь идет о расширении этого перечня, включении в него других видов продукции. Например, трубы, производители которых сильно страдают. При этом ущерб наносится в том числе и потребителям.

Если резюмировать тему технического регламента, то мы считаем правильным вариантом один из следующих: либо принимается национальный ТР, либо будет ускорен процесс принятия единого союзного документа. Но если на это уйдет 2-3 года, то надо вводить национальный ТР и запускать весь этот механизм. Конечно, это не решит полностью проблему фальшивых сертификатов, которыми сейчас торгуют, но появится инструмент борьбы с ними, вплоть до уголовной и административной ответственности.

– Вы упомянули о цементе. В 2016 году ввели его обязательную сертификацию. До этого момента до 40% цемента было фальсифицировано в России по данным Евроцемента. Фальсификат сократился, но не до конца. В разных регионах от 10 до 20% он присутствует. То есть обязательная сертификация – это не 100% панацея.

– Вы подтверждаете мои слова о том, что принятие обязательных требований, конечно, не устранит сразу недобросовестных производителей. Но появляется механизм борьбы с этим злом. Данные Союзцемента наглядно это подтверждают – доля фальсификата не полностью, но заметно снизилась. Тот же самый процесс сейчас запущен и в отношении радиаторов отопления.

– Мы с вами часто встречаемся на общественных советах при Минстрое России. При Минпромторге тоже есть схожая структура. Кто-то входит в нее от вашего объединения?

– Членом НТС при Минпромторге России от нас является Александр Валерьевич Ручьев, который возглавляет совет Ассоциации НОПСМ.

– Поговорив с несколькими производителями строительных материалов, я пришел к выводу, что они не очень ощущают работу Минпромторга на рынке строительных материалов в деле улучшения качества продукции. Почему так происходит?

– Стройматериалы неразрывно связаны со строительством. Но давайте жить в тех реалиях, которые есть. Минпромторг России не занимается решением частных вопросов по отдельно взятым предприятиям, с точки зрения того же самого фальсификата и качества. Его главная задача – это нормативное регулирование, обоснование необходимости включения определенных видов строительной продукции в постановление Правительства в части обязательного подтверждения соответствия. Кроме того, достаточно большая задача, которую Минпромторг России сейчас реализует – это формирование единой системы баланса спроса и предложения по регионам. Когда мы посмотрели общую картину по целому ряду материалов, выяснилось, что производство сконцентрировано в одних местах, а в других выпуска этих материалов нет совсем. Это ведет к плохой логистике, росту стоимости доставки и другим проблемам. Такую задачу Минпромторг России для себя сейчас поставил, в том числе, и для поддержки выпуска продукции, которой недостаточно на конкретных локальных рынках.

С точки зрения противоборства фальсификату, это действительно больная тема. Есть утвержденная стратегия борьбы с незаконным оборотом промышленной продукции. В рамках этого указа в каждом субъекте были созданы профильные комиссии. Например, в Московской области, губернатор Андрей Воробьев является председателем такого органа.

Есть еще очень большие проблемы, связанные с пробелами в нормативных документах. Например, существует система добровольной сертификации, изначально предполагающая, что добросовестный производитель будет проводить испытания своей продукции, получать сертификат на добровольной основе. Что мы видим сейчас? Система добровольная, при этом есть стандарт, в котором прописано определенное количество характеристик, параметров материала. К сожалению, в большом количестве стандартов отсутствует исчерпывающий перечень именно существенных характеристик. Есть общие характеристики, но в стандартах не указано, какие именно из них являются критически важными. Получается, что при системе добровольной сертификации недобросовестный производитель может прийти к органам сертификации и попросить подтвердить, что его продукт, например, имеет определенный цвет и размеры. Такой сертификат он получает, и этот документ якобы подтверждает соответствие. Никто уже дальше не смотрит, что он подтверждает несущественные характеристики.

– Испытаний никаких не проводится, выдается просто сертификат?

– Да. Мы сейчас для себя определили это как наиболее проблемную ситуацию и с организациями, входящими в нашу Ассоциацию, начали работу по поиску ее разрешения. При этом мы выявили, что во многих сертификатах содержатся просто вопиющие вещи. Например, некоторые сертификаты могут быть выданы органом по сертификации, который в принципе не имеет кода в этой области и вообще не имеет права выдавать такие документы.

– Получается, что надежда на добропорядочность производителей строительных материалов пока у нас не срабатывает, а продолжает срабатывать по русской старой пословице «метод кнута и пряника»?

– Я с таким выводом не соглашусь. Ложка дегтя в бочке меда есть всегда и в любой области. Находятся недобросовестные люди, которые дискредитируют системы, которые изначально задумывались как абсолютно правильные. Та же добровольная сертификация. Из-за действий недобросовестных структур, причем это и производители, и определенные органы по сертификации, дискредитируется вся система. Страдают как раз добросовестные компании, под которых эта система в общем-то и выстраивалась.

– Андрей Николаевич, вернемся к вашему сайту. Я читаю: формирование финансового блока возможностей и программ для членов вашей организации. На каких условиях это возможно? Вы помогаете сами или выступаете посредником, или гарантом перед кредитными организациями?

– У нас действительно сформирован так называемый финансовый блок для наших членов. Мы работаем с нашими финансовыми партнерами в области кредитования и страхования, взаимодействуем с разными структурами: банком МСП, Газпромбанком Лизинг, с организациями, которые занимаются господдержкой – «Российским экспортным центром», «Фондом развития промышленности» и так далее. Мы не являемся посредниками, не берем за это с наших членов никаких вознаграждений. По сути, мы создаем для них систему «одного окна». Крупные компании имеют соответствующие штаты, юридические и финансовые блоки, но большинство наших членов зачастую даже испытывают недостаток информации о наличии тех или иных возможностей, программ поддержки и пр. Вот вы, к примеру, знаете, с каким оборотом предприятие попадает под программу малого и среднего бизнеса?

– Боюсь ошибиться, кажется, от 10 миллионов рублей.

– 2 миллиарда рублей в год. Понятно, что есть еще параметры, связанные с численностью людей. Бизнесмены часто не владеют в этом вопросе элементарной информацией.

– Сейчас ФГИС ЦС действует в тестовом режиме. Практически все компании говорят о том, что это хорошая задумка, в любой точке можно узнать, где что производится. Но одновременно очень много вопросов по работе непосредственно самой системы. Что вы можете сказать об этой ситуации?

– Цель и идеи, безусловно, правильные. Но если посмотреть на всю систему, то претензии к ней от производителей есть на каждом этапе, начиная с самого низа, связанного с номенклатурой, классификатором продукции. Очень большую работу в этой части провели наши профильные ассоциации по своим видам материалов. Они, по сути, за Главгосэкспертизу ее проделали, потому что понимают, что в наших общих интересах все правильно и грамотно структурировать, выстроить.

К сожалению, есть проблемы, по которым мы пока не смогли прийти к консенсусу. К примеру, один из них – вопрос дилерских центров, торговых домов. Сейчас что получается? Если производитель представляет собой уже группу компаний, имеет несколько заводов в разных регионах, то для выполнения сбытовых функций создается свой торговый дом в виде представительства, отдельного юридического лица, которое является поставщиком на рынок этой продукции. А с точки зрения нормативных актов, регулирующих деятельность ФГИС ЦС, в нее производитель должен предоставлять стоимость первого договора, если он на территории РФ. Получается, что в эту систему производитель должен дать не ту цену, по которой реализуется его продукция на рынке, а ту, по которой она отпускается с завода для торгового дома.

Торговые дома, дилерские центры наших производителей – это не посредники в том виде, в котором их считают и с которыми призвана бороться эта система. В них концентрируются как раз затраты, связанные с реализацией, логистикой, маркетингом. Если взять, например, наше крупное металлургическое предприятие, оно не поставляет свою продукцию на стройку, потому что отгрузка с нее идет вагонами. Там нельзя купить 2 тонны арматуры, а нужная комплектация происходит уже в сервисных центрах. Мы неоднократно поднимали этот вопрос, но пока, к сожалению, решения по нему нет и требования остаются прежними. Мы будем снова поднимать эту тему, потому что иначе предприятия должны перестраивать весь свой бизнес, менять схему, переходить на агентские договоры.

– Многие руководители подкомитетов ЭС высказывали точку зрения, что Минстрой плохо прислушивается к мнению своего экспертного совета, не учитывает критические замечания, высказанные в адрес того или иного руководителя. С новым руководством в Министерстве есть ли какие-то изменения?

– Идеальными отношения бизнеса и власти в любой стране и в любое время назвать нельзя. Однако мы настроены на конструктивную работу с новым министром строительства и ЖКХ России. Пока что-то определенное говорить рано – наверное, процессы перехода еще не завершены, не выстроена та система работы, которую новый руководитель хочет видеть. Но мы надеемся, что у нас наладится полноценный контакт с новым руководством.

Беседовал Александр Гусев

Источник: ИА «Строительство»

2018-08-30T16:58:51+00:00 30 Авг, 2018|Новости|